Сущность философских воззрений Лейбница

В плеяде выдающихся людей Германии рубежа 16-17 веков личность Готфрида Лейбница уникальна. Свою исключительность она черпает в сфере научных интересов мыслителя, которые распространялись на такие науки, как математика, юриспруденция, физика, логика, история, психология, и другие.

Существенным пластом деятельности учёного являются изыскания и работы в области философии. Базируясь в сфере рационализма, взгляды Готфрида Вильгельма оперируют проблемами познания и субстанции.

Истоки философии

Первоначальное влияние на философию Лейбница оказали античные, картезианские, схоластические школы. Следы увлекавшего учёного конфуцианства прослеживаются в таких идеях, например, как вездесущая «простая субстанция». Переосмыслив взгляды Спинозы, Декарта, Платона и других, он отверг их по причине несовершенства и рациональности. Дуализм Декарта (разделение на высшую и низшую субстанции) воспринимался Лейбницем, как необъективное умозаключение. Также критике подверглись суждения о сосредоточении всего сущего в одной единственной первопричине, что лежало в основе мировоззрений Спинозы. Поскольку первооснова в учении нидерландского философа-рационалиста имела составляющие – модусы, её природа была дуальна. И, фактически, являлась подтверждением идей Декарта. Но что же тогда лежит в основе мироздания, и каким критерием измерять истину? Ответом на этот вопрос явилась созданная Лейбницем философия.

Монадология, неделимость и плюрализм

Базируясь на логической доказательности, Готфрид Вильгельм выстроил концепцию о множественности субстанций. Их также принято называть монадами – от греческого слова, означающего единицу. Эти живые субстанции наделялись свойствами неделимости, уникальности, самосознания, страдания, самостоятельности, чувственного познания, скоростью. Являясь целостными, они не распадаются на составляющие, и поэтому не гибнут. Из многообразия и бесконечности монад Богом выстроено мироздание. Отсюда и проистекает плюрализм учения Лейбница.

Даже неживой окружающий мир – это субстанции в анабиозе, состоянии сна, когда у них остаются только неосознанные представления. При этом они имеют некоторую классификацию в зависимости от их активности и восприятия внутренней жизни. Монады, имеющие только перцепцию и стремление к изменению состояния, называются простыми, и образуют неорганические тела. При достижении ими способности к запоминанию и осознанному восприятию, субстанции становятся душами. Из них состоит всё многообразие животного мира. А когда у субстанции появляется свойство к апперцепции пространства и времени, как к феномену самопознания, она становится духом, субъектом в человеке.

Монады умеют не только познавать самих себя, но и постоянно изменять свой внутренний мир. Ведь порядок мироздания содержится в каждой из них, замкнут сам на себя. Повлиять извне на него ничто не может, кроме Бога, который является высшей первомонадой, и только он способен создавать и уничтожать монады. Кроме того, лишь в его власти программировать, синхронизировать и согласовывать деятельность автономных монад. И в этом заложен принцип предустановленной гармонии бытия.

Стремления субстанции к деятельности говорит о носительстве ею энергии и силы, о её духовном характере. Примером тому является человек, в котором с рождения заложены принципы, склонности к познанию. При стремлении души они развиваются в знания. Опыт же является пусковым и двигающим механизмом. Этот постулат Лейбница оппонирует идеям Локка в той части, которая говорит о «табула раса» – образе «чистой доски» сознания новорожденного человека.

Монадология Лейбница предваряет и развивает его идеи в основы теодеции, где мыслитель углубляется в познании Бога, добра и зла. И главным вопросом здесь выступает их параллельное существование. Как Бог может допускать существование зла? Ответ философ даёт в различиях видов истины. Она бывает логической и фактической. Первая – незыблема даже для Бога. А последняя при этом подвержена воздействию опыта и от этого вариативна. Негативная ипостась истины – лишь одна из её разновидностей. Но Создатель, в силу всемилостивости, из всех возможных вариантов выбирает наилучшую комбинацию, совершеннейшую из всех модификаций мира.

Таким образом, философия Лейбница в учении о субстанциональном плюрализме логически последовательно обосновывает существование слаженного миропорядка, его многообразия и уникальности, пространства и времени. Оно даёт возможность взглянуть на теорию креоционизма всего сущего через мельчайшие составляющие – монады и их создавших Бога, которые, несмотря на уникальность и самодостаточность, всё же находятся в удивительной гармонии, неся Вселенную в себе и творя её вокруг. И это мироздание является наилучшим из всех возможных сценариев развития бытия.





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *